Записи с темой: Книги (список заголовков)
01:06 

мимолетное

In God we trust. All others must bring data.
В очередной раз не могу понять, зачем писать книгу о племянницах Мазарини, если ты не любишь ни Мазарини (мошенника и интригана), ни Анну Австрийскую (толстую старую дуру), ни Людовика (бессердечного развратника), ни Олимпию (еще одну бессердечную развратницу, картежницу и интриганку впридачу)... Только ради светлого образа Святой Марии Манчини? Фи...

@темы: история, Луи, книги

18:51 

о счастливых концах

In God we trust. All others must bring data.
Стыдно, но я их не люблю.

Особенно когда они однообразны. Собственно, эта нелюбовь ощущается только если читаешь много-много книг одного автора, злоупотребляющего счастливыми концами. Уже на пятой книге хочется сказать бедному автору гадость, быть может, им вовсе не заслуженную.

Что характерно, читаю детективы, а не любовные романы. И все таки, прямо таки чувствуется, как автор старается порадовать среднестатистическую читательницу, заставив вначале одну из героинь полюбить "не того парня", а под развязку уронить ее в объятия положительного героя. Особенности женского литературного таланта, полагаю. Дюма вон недрогнувшей рукой лишал своих главных героев (и героинь) возлюбленных и надежды на счастье по окончании приключений и злоключений - и ничего, все читают уже полтора столетия и не жалуются. Ну, почти не жалуются. ))

@темы: книги

17:00 

не смогла пройти мимо - дискуссия сделала мой день! ))

In God we trust. All others must bring data.
23.10.2013 в 12:00
Пишет Долли Обломская:

из википедии:

"Брак Миледи с графом де ла Фер был недолгим. Вскоре после свадьбы она сопровождала мужа на охоте, упала с лошади и потеряла сознание. Чтобы облегчить ей дыхание, граф разрезал платье и обнаружил клеймо: оно означало, что его супругой было содеяно тяжкое и позорное преступление. Граф де ла Фер собственноручно повесил жену на дереве, воспользовавшись феодальным правом вершить суд в своих владениях над всеми подвластными лицами. Очевидно, так как на охоту не ездят вдвоём с женой, Миледи заманила графа в лес, надеясь убить его с целью получения наследства, поэтому разорванное платье и повешенье на самом деле объясняются борьбой и наказанием за попытку убийства."

- Крайне давно не перечитывала "Трех мушкетеров" - это, действительно, очевидный момент?

(Да, всегда смущало это "обнаружил клеймо - сразу решил повесить" - че-то как-то не по-людски, но так далеко в интерпретациях никогда не заходила. И почему вдруг "на охоту не ездят вдвоем с женой"? По каким-то правилам 1620-ых годов?)

URL записи

@темы: цитаты, книги

02:36 

пора бы мыслям вытеснить картинки

In God we trust. All others must bring data.
Но где же взять те мысли?
Напишу о книгах, что ли - глядишь, и вновь заделаюсь интеллигентом. ))

Внезапно отложила мемуары и прочую нехудожественную литературу и с головой окунулась в беллетристику. Видно, это как с алкоголем - долгий период абстиненции вызывает чудовищные рецидивы. В результате за август и сентябрь прочитала всю Рут Дауни, всего Гая Гавриила Кея (так он, кажется, по-русски будет?), почти всего Маккола Смита и одного Кена Фоллета (вот уж кого всем скопом читать пока не тянет). Ну что сказать?

читать дальше

@темы: книги

23:46 

анжеликовое

In God we trust. All others must bring data.
Иногда, вспоминая в процессе штудирования чьих-нибудь мемуаров собственное детство золотое и тогдашние книжные любови (к книгам, а не к их героям - прим. автора), снова и снова задаюсь вопросом: за что писатели-беллетристы умудряются невзлюбить одно историческое лицо, сей нелюбви совершенно не заслуживающее, и, напротив, наделить всеми добродетелями тех, кто оными в жизни не блистал? Почему девушка Голон решила приписать несчастному маркизу де Варду, которого современники называют образцом идеального дворянина, образ мыслей, поведение и поступки нахала и грубияна де Лозена, а самого Лозена при этом превращает прямо таки в героя, защитника порабощенных Анжелик и вообще? В чем был смысл этого странного перевертыша и почему наглый гасконец не мог проделать все те же безобразия сам - в жизни ему прекрасно удавались и укусы, и наступания на пальцы сидящим дамам, и даже шуточки еще более дурного свойства типа лежания и подслушивания под кроватью у любовников. Необъяснимо.

@темы: мысли вслух, книги

11:30 

мыслевслухие

In God we trust. All others must bring data.
Самый сильный наркотик нашей эпохи, однозначно, не табак.
Кофе!
Кофе - главный враг человечества.
Но для того, чтобы это понять, надо читать фэнтези. Желательно - много фэнтези. Курение в альтернативных мирах, рождающихся в мозгу наших современников, встречается - иногда. Но кофе под самыми разными названиями - повсеместно. От Фрая до Кея, да простится мне маленький каламбур. Причем если в реальной истории кофе - напиток эпохи промышленной революции, железа и пара и торжествующей буржуазии, то в фэнтези кофе легко сочетается с луками, кольчугами и прочими элементами глухого средневековья. Даже творцы опусов на росско-славянские темы угощают своих бородатых волхвов и чубатых князей дивным бодрящим напитком по имени "кава". Не удивлюсь, если он обнаружится и в романах о кельтах, римлянах или древних египтянах - в моей библиотеке таких мало, но шут его знает: откроешь что-нибудь из жизни доисторических людей, а там - вуаля! - кофе detected.
Не знаю, бросается ли это в глаза истинным кофеманам. Но мне, человеку, пьющему сей напиток преимущественно в ресторациях, да и то в виде чашечки каппучино (считай, раз в три месяца, если не реже), кофе, как неотъемлемый атрибут цивилизации на любой ступени развития кажется явным перебором. Авторы, не впадайте в штампы, умоляю! Компот из ревеня и отвар подорожника - это оригинально. Кофе, увы, нет.

@темы: книги, мысли вслух

22:49 

книжное

In God we trust. All others must bring data.
По наводке избранного накачала себе детективов Рут Дауни про римского медикуса, отбывающего службу в Британии. Уже вчиталась по самые ушки, но все таки ужасно царапают англиканизмы в тексте. Особенно "сэр", встречающееся в каждом диалоге. Отчего, отчего нельзя было использовать хотя бы латинский вариант слова "господин"? Выглядит в якобы историческом детективе просто ужасно. Кстати, заодно осознала, что не могу вспомнить никакого латинского обращения кроме "доминус" - а ведь наверняка было что-то для расхожей речи. Или... не было? Проклятая латынь - ни клочка не осталось в памяти, все уплыло в Лету за каких-нибудь двадцать девять лет...

@темы: книги

13:58 

мимолетно-книжное

In God we trust. All others must bring data.
При всем удобстве электронных книжек у них есть один недостаток - попытка заглянуть в конец, чтобы узнать, насколько он счастлив, требует слишком многих телодвижений. С обычной книжкой проще - заглянул и вернулся туда, где все еще лежит пальчик между страничками.

Когда Нил Стивенсон начинает писать про Петра Первого и прочих русских, даже и не знаю, как реагировать - и потому мучительно краснею, потому что сквозь весь этот треш, угар и содомию проглядывает до ужаса знакомое и родное. Стыдно и обидно.

Дойдя до "Системы мира", поняла, что во всем "Барочном цикле" по настоящему мне интересны только книги про доктора Уотерхауса. Вбоквелы про Элизу и Джека куда менее увлекательны, ибо чересчур.

@темы: книги

10:22 

духовное

In God we trust. All others must bring data.
Лента избранного вечно ввергает меня в стыд и смущение - люди все о высоком, о книгах, фильмах (ну, положим, больше о сериалах, но их, в принципе, тоже можно считать кинематографом с натяжкой) и даже театре, а я все о шляпках и сумочках, как последняя тряпишница. И это при том, что платьев, шляпок и сумочек с туфельками в моей жизни вовсе нет, а вот тех же книг - сколько угодно. Правда, они в последнее время больше исторического плана, чем художественного (ну что можно поведать миру про каких-нибудь "Принцев и принцесс Орлеанского дома в 1640-1886 гг."? да ничего), но и романы попадаются. Поэтому по воле вопиющей совести напишу про книги для разнообразия.

Мелкостные злопыхания злобной критикессы

@темы: кино, книги, мысли вслух

17:42 

лирическое отступление в детство

In God we trust. All others must bring data.
Давным давно, когда деревья были большими, телевизоры - черно-белыми, высокая мода смутно ассоциировалась в мозгах обитателей СССР с волшебными словами "Диор" и "Шанель", а платья в стиле "нью-лук" можно было увидеть в лучшем случае в "Карнавальной ночи" (ну или на сеансах в Иллюзионе - платья из фильма "Тридцать три ступеньки" поразили мое детское сердце надолго), единственным окном в мир были книги. Ну или редкие журналы "Бурда", привозившиеся особо счастливыми выездными родственниками из-за границы.

В те далекие годы отец как-то раз принес из букинистического магазина томик собрания сочинений Золя. В нем было всего два романа. Кажется, "Карьера Ругонов", практически не оставившая воспоминаний, и "Добыча", перевернувшая мой маленький детский мир. Разумеется, там было все, что должно быть в истинно реалистическом романе: обличение нравов буржуазии, сатира, насмешка и все такое. Да, еще были инцест и адюльтер - но и они как-то не сумели захватить мое внимание. Увы, к проблемам секса блондинки равнодушны. Зато... ах, зато там были платья, "живые картины" в костюмах, драгоценности, экипажи, будуары и прочие запретные прелести загнивающей буржуазной жизни. Надо ли пересказывать, с каким вниманием перечитывались страницы, повествующие о туалетах и апартаментах Рене Саккар? Какие карандашные эскизы рисовались в альбоме, какие видения кружили голову? О, сладостное детство...

Из примечаний к роману я впервые узнала имя портного императрицы Евгении и высшего света - Чарльза-Фердинанда Уорта, названного в романе Вормсом. И ни разу в мою белокурую (в ту пору даже скорее платиновую) голову даже не закралась мысль о том, что когда-нибудь я увижу его платья. Пусть не живьем, а на экране компьютера и на портретах красавиц времен Второй Империи, но увижу. Мир изменился дивным образом - и да, без всякого сомнения, общий вектор положителен. Но Золя... о, он по-прежнему Золя. Это даже не память глаз - память пальцев. Мягкая, бархатистая, густая зелень обложки, тусклое золото тиснения, изящная сеточка на корешке... и дивный, дивный мир!

* * *

"Наклонясь вперед, Рене оперлась рукой на низкую дверцу экипажа и смотрела вдаль; она очнулась от грустных мыслей, в которые была погружена целый час, полулежа в коляске, точно выздоравливающая на кушетке. На Рене было сиреневое шелковое платье с подбором и тюником, отделанное широкими плиссированными воланами, и короткое суконное пальто, белое, с сиреневыми бархатными отворотами; маленькая шляпка с букетиком бенгальских роз едва прикрывала ее странные рыжеватые волосы, цвета сливочного масла; вид у нее в этом наряде был вызывающий".



читать дальше

@темы: мода, книги, история, графика

20:55 

тот еще литературовед

In God we trust. All others must bring data.
Оказывается, у романов Сабатини совершенно бездарные концы. Не в плане сюжетной развязки, а вполне себе дословно - последние фразы это просто вынос мозга какой-то. Совершенно не помню, как заканчивался Блад или "Псы господни" - с их прочтения прошло слишком много лет - но два романа подряд из полного собрания сочинений огорчили невозможно. Все хорошо, хорошо, хорошо, а потом вдруг - бац! - и финальная фраза, стирающая своим беспримерным очарованием впечатление от всего предыдущего. Оно и так довольно посредственно, это впечатление, а подобного удара под дых не выносит совершенно и тут же умирает. К счастью, без особых мучений.

Собственно, я давно подозревала, что искусство ставить точку в книге дается далеко не всем - но меньше всего ожидала этого от столь признанного мастера авантюрного романа (и мужчины, к тому же). Фи, мистер Сабатини, фи - что за дамскороманщина под занавес!

*правда, остается слабая надежда, что это не вина писателя, а происки редакторов, желающих улучшить произведения на свой манер, но она такая хливкая, эта надежда, так и хочется удушить, чтобы зря не мучилась - искать первоисточник на английском старушке ужасно лениво*

@темы: книги, мысли вслух

13:31 

И снова мимо не пройти- ведь это ж "Гамлет"!

In God we trust. All others must bring data.
27.01.2013 в 12:40
Пишет EvaDrasen:

Марина Рихтерова к "Гамлету"




URL записи

@настроение: надо бы снова поискать Ерко на тему

@темы: цитаты, книги, графика

18:25 

книжное

In God we trust. All others must bring data.
Когда я тихонько ворчу на девушек, пишущих фанфики на исторические романы или оставляющих в ролевых играх анкеты, ничтоже сумняшеся сообщающие ошеломленному читателю, что их героиня, вращающаяся при дворе Людовика XIV или Карла II, обладает столь хорошим вкусом, что пользуется исключительно "помадой нейтральных цветов" (с), ворчание мое, в сущности, беззлобно. Даже прелестные оговорки типа "мисс", "леди" и "джентльмен" в устах якобы француженок вызывают не раздражение, а улыбку. В конце концов, что взять с любителей, играющих в историю и примеряющих пышные платья и кружевные наколки на свои головки, полные двадцать первого века?

Но когда с первых же страниц романа с говорящим названием "Когда Версаля еще не было" весьма, надо сказать, известной в англоязычной дамской литературе писательницы, за плечами у которой целая серия романов о Великой французской революции, появляются грумы, обращающиеся к своей госпоже (мадемуазели Луизе де Ла Бом Ле Блан де Лавальер, на минуточку!) со всею французской вежливостью "Мисс, мисс, как Вы себя чувствуете", а Фуке превращается в Виконта Николя аналогично английским сэрам Джонам... ну, я, право же, даже и не знаю, что сказать. Любительницей госпожу Карлин Коэн назвать трудно, на ошибки переводчика не свалишь - читаю отрывок из оригинала. Право же, после таких внезапных экспириенсов начинаешь смотреть на наших девушек гораздо благосклоннее - они, хотя бы, грешат по незнанию, а не умышленно.

И да, как же в романе про Лавальер обойтись без Человека в Железной Маске, бегающего по кустам в лесу Фонтенбло в марте 1660 года! (то есть, лет за дцать до своего появления на страницах истории - ну, вы поняли, да?). Никак невозможно!
Вот и думай после этого, что хочешь, о влиянии американского кинематографа на американские умы...


@темы: наблюдения, книги

21:22 

парадоксы белокурого мозга

In God we trust. All others must bring data.
Стивен Кинг пишет просто потрясающе - но боже ж мой, как не хочется его читать.
Уговариваю себя буквально постранично: ну вот только дочитаю до того места, где муж отыщет Роузи, и тут же брошу, брошу, брошу - а хочется уже сейчас, потому что в животе холодные мурашки, и во рту мерзкий привкус "американской реальности", в миллион раз более безумной, чем маленький и, в целом, благополучный мир моего бытия.

@темы: книги

02:36 

книги на полке? ну... они же разные!

In God we trust. All others must bring data.
Задумавшись над тем, какие 10 книг держала бы в доме, если бы больше держать нельзя было, первым делом поняла, что каждые лет десять список этот у меня был бы разным. Но вообще, перечитывать книги я люблю - занимаюсь этим с постыдной регулярностью вместо того, чтобы приобщаться к новому. Ну что ж, попробуем... но с оговоркой: только на данный момент (и не в порядке значимости, а по частоте перечитывания).

1. "Имя Розы" Эко
2. "Сотворение мира" Гора Видала
3. "Гордость и предубеждение" Остин
5. "Ацтек" Гэри Дженингса
6. "Людовик XIV" А. Дюма
7. "Унесенные ветром" Митчелл
8. "Сегун" Дж. Клавелла
9. "Крысиный король" его же
10. "Ветры войны" Германа Вука

@темы: книги, флэшмоб

23:49 

образчик редакционной вежливости

In God we trust. All others must bring data.
В аннотации на обложке документальной книги про гражданскую войну, претендующей на почти научный подход к вопросу, красуется убийственная фраза: "предназначена как для специалистов, так и для досужих обывателей". Видимо, в понимании редакции это вполне себе синоним широкой публики.
Впрочем, для книги, пестрящей научными терминами типа "раздолбайство", "прошляпил" и тэдэ, стиль аннотации вполне соответствует.

@темы: книги

23:55 

История костюма в рисунках Франсуазы Карон, 1918 г.

In God we trust. All others must bring data.
"Перелистывая пожелтевшие страницы и всматриваясь в них,
я подумала, что эти нежные, иногда не совсем точные изображения
одежды разных эпох навевают ностальгию..."

М.Колева


История любит повторы и зеркальные ситуации не меньше, чем писатели, считающие, что изобрели сей прием буквально с нуля.
Судите сами: несколько лет тому назад автор книги Марина Колева, искусствовед, преподаватель Школы-студии МХАТ, автор книг по истории бытовой культуры России, Западной Европы и стран Востока, случайно попадает в Париж и там, блуждая по букинистическим лавкам, покупает альбом рисунков по истории костюма, выполненных пером и акварелью никому не известной художницей Франсуазой Карон, молодой девушкой, приехавшей в Париж из Петербурга в 1918 году. Покупает и... издает его роскошной, богато иллюстрированной книгой, посвященной истории французской моды. Текст, сопровождающий рисунки, прямо скажем, несущественен, куда ценнее сохраненные при издании рукописные пометки самой Франсуазы и великолепные коллажи, воссоздающие атмосферу, в которой жили и дышали прекрасные француженки - все эти веера, перчатки, банты, заколки, лорнеты, сумочки и туфельки, одним словом, то, что сами французы давным давно окрестили "дамским счастьем".
Ну а потом история делает виток, и весьма далекий от мира моды джентльмен, блуждая по книжному развалу в сердце Москвы, покупает книгу Колевой - в подарок вашей покорной слуге. И снова шуршат страницы, не успевшие, к счастью, пожелтеть, и нежные эскизы мадемуазель Карон заставляют вспомнить незабвенное "и веют древними поверьями / ее упругие шелка, / и шляпа с траурными перьями, / и в кольцах узкая рука". И я, в свою очередь, публикую их здесь, чтобы их увидели те, кто никогда не слышал о Франсуазе Карон и не держал в руках книгу с ее рисунками.

Все цитируемые иллюстрации найдены в сети - среди них недостает двух эскизов за 1911 год. Быть может, я соберусь с духом и попробую их сфотографировать, но... не обещаю. Добавлю лишь, что альбом мадемуазель Карон охватывает историю костюма за период с древнего Египта по 1918 год - год ее эмиграции. Однако большую его часть (я бы даже сказала, львиную долю) составляют костюмы XIX и XX века - чем ближе к концу альбома, тем подробнее и достовернее отражает Франсуаза летучую поступь моды. Не удивительно - ведь она менялась на ее глазах.


@темы: мода, книги, история, графика, vogue

01:17 

Владимир Петрович Панов (1937-2007) - "Спящая красавица"

In God we trust. All others must bring data.
Копаясь в сети, внезапно обнаружила сканы открыток, которые мы с кузиной купили когда-то давным давно, еще в школе. По ним я училась рисовать кринолины и кружевные манжеты и крестянок в чепцах и подоткнутых фартуках... А вот теперь добрые люди выложили их на всеобщее обозрение. Текст сказки добавлен не мной - он был отпечатан на обороте открыток.





читать дальше

Источник этого и множества других сокровищ

@темы: графика, книги, сказки

23:53 

ыыы....

In God we trust. All others must bring data.
Я еще и трехсот страниц из этих тысячи с лишком не прочла, а уже хочется закрыть "Танец с драконами" и не открывать. И ЭТО мы ждали столько лет? На язык просятся исключительно нецензурные эпитеты. И да, я, наконец, поняла, что имелось в виду под "манямбой" - подобную степень натурализма и нелюбви мистера Дж.Р.Мартина к своим персонажам даже мой закаленный всяческим чтивом организм перенести не в силах. Смутно подозреваю, что следующую книгу мы уже не купим, точно также, как прекратили покупать Гудкайнда, когда смекнули, что он выродился окончательно, и дальше только будет хуже.

Вообще-то, на месте господ законодателей, изобретающих всяческие идиотские законы, я бы быстренько изобрела и провела сквозь Думу - да нет, чего уж там мелочиться, лучше сразу через Европарламент или ООН для более международного охвата - закончег, категорически запрещающий все многосерийное. Дурацкие эпопеи уже убили кинематограф и добивают литературу. Посему предлагаю решительно ограничить число серий четырьмя, а число книг в составе опупеи - тремя. Как показывает вековой опыт, больше трех - это уже куча. Сами знаете чего. ))
Но увы, я не законодатель, так что мои благие пожелания пойдут себе мостить дорожки в ад - пусть хоть там у людей скорость будет нормальная, раз уж в Москве безнадега полная.

@настроение: а три романа Хобб были прочитаны взахлеб и без отрыва - типа, почувствуй разницу, старушка

@темы: книги

10:31 

книжное

In God we trust. All others must bring data.
А есть ли у нас сайты с электронными книгами на английском? Дорогие пользователи электронных читалок, подскажите адреса, если знаете, буду премного благодарна.

@темы: блондинка просит о помощи, книги

Для случайных записей

главная